Нет производства в россии – Почему в России нет и не будет производства? | Мнения | Деньги

Почему в России нет и не будет производства? | Мнения | Деньги

Прогнозы роста промышленного производства в нашей стране, по оценкам Минэкономразвития, положительные. Мы начинаем производить больше — в том числе, благодаря санкциям и обострению отношений с Украиной. Однако не всё так радужно, считает Владимир Кашин, профессор Российского экономического университета им. Плеханова.

«Да» — банкирам, «нет» — заводам

Государство средствами налоговой политики налагает абсолютный запрет на производство в нашей стране любых полезных вещей и товаров. Что разрешает делать российская система налогообложения? Например, торговать иностранным ширпотребом — для такой деятельности установлен льготный налоговый режим. Заниматься банковским делом и валютно-финансовыми спекуляциями — вся эта деятельность заботливо освобождена от обложения НДС. Добывать и распродавать запасы из отечественных природных кладовых — опять спецрежимы, плюс прямое премирование в виде «возмещения» из сумм НДС, уплаченных другими секторами и отраслями экономики. Извлекать доходы из любого рода криминальной и полукриминальной деятельности — таким доходам в РФ гарантируется иммунитет от налогов, чего нет ни в одной развитой стране мира!

А вот полным набором налогов (налог на прибыль, НДС и налог на имущество) у нас — в единственной стране в мире — облагается только производственный сектор! Для предприятий, производящих материальные товары и продукты, реальное налоговое бремя превышает 50 %.

Виктор Ивантер

Пора начать трудиться

Итак, мы не на дне, мы — ниже дна, и чтобы конкурировать с другими странами на мировом рынке разделения труда в сфере полезной производственной деятельности, нам надо вначале устранить эти перекосы, выйти «на нейтральный уровень», и только потом уже можно будет ставить задачи перехода к налоговому стимулированию экономического развития нашей страны.

Задачи обогащения банкиров, сырьевиков и челноков-спекулянтов мы выполнили, теперь пора заняться и производством. И это не просто благое пожелание, это — императив, без обеспечения которого российское государство рискует самим своим существованием.

Действительно, со стороны внешнего мира всё более укрепляется мнение, что российскому народу-бездельнику (а кроме природного сырья, мы внешнему миру практически ничего не предлагаем) не по заслугам владеть шестой – седьмой частью суши и львиной долей природных богатств планеты. Поэтому либо мы начнём производительно трудиться, либо «нас сомнут», сотрут, попросту вытравят — как неполезных, но слишком шумных сверчков в деревенском доме.

Работа ради бухгалтерии?

Что надо исправить в налогах?Для начала — простой, взятый из жизни пример. Находящийся в Канаде и принадлежащий объединению «Ростсельмаш» тракторный завод, который по итогам 2012 года имел прибыль в размере $16,4 млн, в российских условиях имел бы чистый убыток в сумме $21,7 млн. И главные статьи, определяющие невозможность работы аналогичного предприятия в России, это налоги. Завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов $47,9 млн. В России такой завод должен заплатить $74 млн, на $26,1 млн больше.

На тракторном заводе в Канаде со всей этой работой вполне справляются всего 14 бухгалтеров, а для такого же завода в России потребовалось бы таких работников в четыре раза больше.

Показательно сопоставление налогового бремени между РФ и США. Для бизнеса: в США НДС вообще нет (у нас — 18 %), в США нет налога на имущество (у нас — 2,2 %), приобретаемое оборудование стоимостью до $2 млн в год в США списывается на себестоимость, социальные взносы у них — 13,3 % (у нас — 30 %), и в США применяется прогрессия ставок при налогообложении прибыли (для малых доходов — всего 15 %). Для населения: в США действует прогрессивный подоходный налог (ставки до 39,6 %) и высокий необлагаемый минимум, в результате чего более половины населения страны вообще этого налога не платит. У нас налог по ставке в 13 % удерживается даже с доходов ниже прожиточного минимума. А в США таким людям, наоборот, доплачивают из казны до уровня установленного там прожиточного уровня.

При этом, с системной точки зрения, главное отличие между налоговой политикой, проводимой развитыми странами мира, и налоговой политикой у нас состоит в том, что «у них» под эту политику обязательно подводятся экономические основания, а «у нас» в расчёт берётся исключительно фискальный интерес государственной бюрократии!

Как мы обманули ВТО

И ещё одно обстоятельство следует отметить особо. Сейчас у России возникают проблемы в связи с защитой отечественного производства в условиях вступления в ВТО и в сфере отстаивания национальных интересов в системе международных налоговых отношений. Но это — рукотворный плод действий самих российских властей!

В ВТО мы вступили обманом как «развитая страна», фактически подделав вступительные документы — очевидно, что ни по каким параметрам мы на статус «развитой страны» не тянули и не тянем. Поэтому нам и предъявили самые жёсткие требования и лишили всего комплекса льгот и скидок, полагающихся всем «развивающимся странам». А Китай, который, в отличие от нас, почти весь свой экспорт числит в разряде готовой продукции с высокой долей добавленной стоимости, «прошёл» в ВТО именно как «развивающаяся страна». И потому вправе абсолютно наплевательски относиться ко всем претензиям и жалобам других стран — его конкурентов на мировом рынке — в отношении его «агрессивного рыночного поведения».

Итого: сложившаяся в РФ налоговая система отходит от общепризнанных принципов налогообложения. В ней вообще не присутствует опыт стран, успешно применяющих налоги для стимулирования экономического развития; многие из применяемых инструментов налогового регулирования явно противоречат национальным интересам России!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

aif.ru

Почему в России нет и не будет производства?

Государство средствами налоговой политики налагает абсолютный запрет на производство в нашей стране любых полезных вещей и товаров.

Прогнозы роста промышленного производства в нашей стране, по оценкам Минэкономразвития, положительные. Мы начинаем производить больше — в том числе, благодаря санкциям и обострению отношений с Украиной. Однако не всё так радужно, считает Владимир Кашин, профессор Российского экономического университета им. Плеханова.

«Да» — банкирам, «нет» — заводам

Государство средствами налоговой политики налагает абсолютный запрет на производство в нашей стране любых полезных вещей и товаров. Что разрешает делать российская система налогообложения? Например, торговать иностранным ширпотребом — для такой деятельности установлен льготный налоговый режим. Заниматься банковским делом и валютно-финансовыми спекуляциями — вся эта деятельность заботливо освобождена от обложения НДС. Добывать и распродавать запасы из отечественных природных кладовых — опять спецрежимы, плюс прямое премирование в виде «возмещения» из сумм НДС, уплаченных другими секторами и отраслями экономики. Извлекать доходы из любого рода криминальной и полукриминальной деятельности — таким доходам в РФ гарантируется иммунитет от налогов, чего нет ни в одной развитой стране мира!

А вот полным набором налогов (налог на прибыль, НДС и налог на имущество) у нас — в единственной стране в мире — облагается только производственный сектор! Для предприятий, производящих материальные товары и продукты, реальное налоговое бремя превышает 50 %.

Пора начать трудиться

Итак, мы не на дне, мы — ниже дна, и чтобы конкурировать с другими странами на мировом рынке разделения труда в сфере полезной производственной деятельности, нам надо вначале устранить эти перекосы, выйти «на нейтральный уровень», и только потом уже можно будет ставить задачи перехода к налоговому стимулированию экономического развития нашей страны.

Задачи обогащения банкиров, сырьевиков и челноков-спекулянтов мы выполнили, теперь пора заняться и производством. И это не просто благое пожелание, это — императив, без обеспечения которого российское государство рискует самим своим существованием.

Действительно, со стороны внешнего мира всё более укрепляется мнение, что российскому народу-бездельнику (а кроме природного сырья, мы внешнему миру практически ничего не предлагаем) не по заслугам владеть шестой – седьмой частью суши и львиной долей природных богатств планеты. Поэтому либо мы начнём производительно трудиться, либо «нас сомнут», сотрут, попросту вытравят — как неполезных, но слишком шумных сверчков в деревенском доме.

Работа ради бухгалтерии?

Что надо исправить в налогах? Для начала — простой, взятый из жизни пример. Находящийся в Канаде и принадлежащий объединению «Ростсельмаш» тракторный завод, который по итогам 2012 года имел прибыль в размере $16,4 млн, в российских условиях имел бы чистый убыток в сумме $21,7 млн. И главные статьи, определяющие невозможность работы аналогичного предприятия в России, это налоги. Завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов $47,9 млн. В России такой завод должен заплатить $74 млн, на $26,1 млн больше.

На тракторном заводе в Канаде со всей этой работой вполне справляются всего 14 бухгалтеров, а для такого же завода в России потребовалось бы таких работников в четыре раза больше.

Показательно сопоставление налогового бремени между РФ и США. Для бизнеса: в США НДС вообще нет (у нас — 18 %), в США нет налога на имущество (у нас — 2,2 %), приобретаемое оборудование стоимостью до $2 млн в год в США списывается на себестоимость, социальные взносы у них — 13,3 % (у нас — 30 %), и в США применяется прогрессия ставок при налогообложении прибыли (для малых доходов — всего 15 %). Для населения: в США действует прогрессивный подоходный налог (ставки до 39,6 %) и высокий необлагаемый минимум, в результате чего более половины населения страны вообще этого налога не платит. У нас налог по ставке в 13 % удерживается даже с доходов ниже прожиточного минимума. А в США таким людям, наоборот, доплачивают из казны до уровня установленного там прожиточного уровня.

При этом, с системной точки зрения, главное отличие между налоговой политикой, проводимой развитыми странами мира, и налоговой политикой у нас состоит в том, что «у них» под эту политику обязательно подводятся экономические основания, а «у нас» в расчёт берётся исключительно фискальный интерес государственной бюрократии!

Как мы обманули ВТО

И ещё одно обстоятельство следует отметить особо. Сейчас у России возникают проблемы в связи с защитой отечественного производства в условиях вступления в ВТО и в сфере отстаивания национальных интересов в системе международных налоговых отношений. Но это — рукотворный плод действий самих российских властей!

В ВТО мы вступили обманом как «развитая страна», фактически подделав вступительные документы — очевидно, что ни по каким параметрам мы на статус «развитой страны» не тянули и не тянем. Поэтому нам и предъявили самые жёсткие требования и лишили всего комплекса льгот и скидок, полагающихся всем «развивающимся странам». А Китай, который, в отличие от нас, почти весь свой экспорт числит в разряде готовой продукции с высокой долей добавленной стоимости, «прошёл» в ВТО именно как «развивающаяся страна». И потому вправе абсолютно наплевательски относиться ко всем претензиям и жалобам других стран — его конкурентов на мировом рынке — в отношении его «агрессивного рыночного поведения».

Итого: сложившаяся в РФ налоговая система отходит от общепризнанных принципов налогообложения. В ней вообще не присутствует опыт стран, успешно применяющих налоги для стимулирования экономического развития; многие из применяемых инструментов налогового регулирования явно противоречат национальным интересам России!
http://www.aif.ru/money/opinion/1174148

zit-com.livejournal.com

Почему сегодня выгодно открывать производство в России? — СКБ Контур

В чем парадокс?

Когда шесть лет назад я искал инвесторов для открытия бизнеса по производству медицинских изделий, многие успешные предприниматели удивленно смотрели на меня: «Неужели ты всерьез хочешь открыть производство в России? Посмотри, все везут маски и бахилы из-за рубежа, это выгодная и надежная модель бизнеса. В России нельзя производить в принципе, а качественную продукцию тем более невозможно. Наша страна просто для этого не приспособлена, ни с точки зрения законодательства, ни с точки зрения бизнес-климата».

Производство в России — это океан возможностей! Почему в 1990-х и 2000-х годах все кинулись в торговлю? Потому что рынок тогда был относительно свободным, конкуренции — минимум, возможностей — море. Так и сейчас в производстве: огромное количество свободных или малоконкурентных ниш. Зайдите в непродуктовый магазин (спортивный или детский), подойдите к прилавку и посмотрите: где произведен тот или иной товар? Вы найдете много видов продукции, которые пока в России не производятся. И даже та продукция, на которой написано «сделано в России», зачастую не совсем отечественная. Поинтересуйтесь, где производитель приобретает компоненты к ней, и вы убедитесь, что большинство из них делаются за рубежом. Весь этот ассортимент — это возможности запустить свое успешное малое производство.

Еще одно частое опасение начинающих производителей — отсутствие подходящего, желательно инженерного, образования. «Я никогда ничего не производил, не работал на производстве, а дома даже гвоздь забить не могу. Завод — это точно не для меня!» – так рассуждают многие, в том числе успешные менеджеры и предприниматели, работающие в сфере торговли или услуг. Им кажется, что продать готовый продукт гораздо дешевле, чем произвести его. Лет семь назад я сам размышлял примерно в том же ключе. Тогда я был менеджером в крупной российской дилерской компании, которая вывела на рынок страны широкий ассортимент продукции под собственными торговыми марками, размещая заказы строго на предприятиях Египта и Азии.

Сейчас я понимаю, что те, у кого за плечами есть опыт торговли, получают конкурентное преимущество перед остальными предпринимателями. Вы рассуждаете: «Продать — не проблема, главное — произвести». Производственники отвечают: «Произвести — не проблема, сложно продать!» В этом заключается парадокс: люди, которые умеют продавать, считают, что производство не для них, а многие талантливые инженеры не умеют торговать.

Я часто общаюсь со многими владельцами и директорами небольших производств, организованных в 1990-е и 2000-е годы. Большинство из них люди, получившие техническое образование, талантливые инженеры и управленцы, но для многих продажа созданного продукта так и осталась чем-то непознанным, очень сложным для понимания процессом.

Производство и продажи

Если вы умеете продавать — это уже половина успеха вашего производства.

Что значит продавать в производстве? Во-первых, уметь понять, какой продукт, какого качества и по какой цене будет востребован тем или иным потребителем. Во-вторых, уметь выстраивать всю цепочку продаж, мотивировать и договариваться с каждым звеном в этой цепочке. В-третьих, это наработанные компетенции: ведение успешных переговоров, эффективная презентация собственного продукта, богатая аргументационная база.

Мой совет: прежде чем открывать свое производство, устройтесь в торговую компанию, поработайте там менеджером по продажам или торговым представителем, освойте навыки успешных продаж и эффективного управления продавцами.

В идеале надо сразу выбрать направление торговли, аналогичное будущей сфере производства. Такой опыт работы поможет понять, как устроена система сбыта, продвижения, как работают процессы изнутри, особенно в части ценообразования и продвижения. Этот совет особенно важен для технарей.

А опытным продажникам можно только посоветовать не бояться и открывать свои производства. Когда вы идете в автосалон за машиной, вы же не думаете, как будете выбирать себе новую машину, если у вас нет технического образования. Вы удивитесь, но большинство менеджеров из автосалонов действительно не имеют технического образования. Аналогично при поиске и выборе идеи для своего производства.

Предположим, вы выбрали товар и хотите узнать, как его производить. Не нужно сразу бежать за технологическими талмудами и скрупулезно изучать все маркетинговые исследования. Более простой и эффективный путь — сразу обратиться к поставщикам оборудования для вашего продукта. Поверьте, они о вашем продукте знают не понаслышке, и чтобы успешно продать вам свое оборудование, расскажут не только о характеристиках, но и обо всех производственных тонкостях.

Попробуйте сразу наладить диалог с несколькими компаниями разного уровня из разных стран. Через какое-то время вы поймете, что знаете о будущем продукте и производственном цикле почти все.

Еще один надежный источник получения информации — это компании-конкуренты. Многие из них готовы произвести продукт под вашей торговой маркой (СТМ). Обратитесь к ним, запросите условия размещения под СТМ. Они с удовольствием подробно расскажут о продукте, вариантах его исполнения, типах упаковки. Все это поможет вам более предметно общаться с производителями оборудования.  

Размещая заказы под собственной торговой маркой у уже существующих подрядчиков, можно безболезненно выйти на рынок, узнать покупателей, сформировать первоначальный спрос, нарастить объем продаж. И только после этого, при условии стабильной экономики, можно инвестировать в покупку собственного оборудования. Конечно, такой вариант займет больше времени, но зато позволит серьезно диверсифицировать риски.

Примерный алгоритм действий при открытии собственного производства

  1. Выбираем продукт.
  2. Находим производителей под СТМ. Общаемся с ними.
  3. Находим производителей оборудования для производства выбранного продукта (чем больше, тем лучше). Выясняем, как производить, какие компоненты и сырье нужны, какова стоимость оборудования. Считаем, смотрим, есть ли у нас требуемая денежная масса, или рассчитываем, откуда можно эти деньги достать. Если оптимальных вариантов нет, то выбираем другой продукт или его компонент. Часто именно среди компонентов можно найти небольшую нишу, слабо закрытую производством в России. Это как раз шанс найти малоконкурентный рынок и создать продукт, для производства которого может потребоваться не слишком много денег.
  4. Находим поставщиков компонентов, сырья.
  5. Все считаем. Составляем бизнес-план.
  6. Если своих денег не хватает, идем с этим бизнес-планом к инвестору. Именно так я поступил шесть лет назад и получил 100% финансирования проекта под разработанный бизнес-план.
  7. Есть бизнес-план, есть инвестиции — приступаем к самому волнующему этапу, тратим инвестиционные деньги согласно разработанному и утвержденному бизнес-плану. Запускаем свое производство!
  8. И главный этап: выводим производство на окупаемость и прибыльность.
  9. Далее увеличиваем и наращиваем производство, свой бизнес, прибыль. Начинаем расти из малого производство в среднее, а там, может, и до крупного будет рукой подать.

Сегодня многие пересматривают свое отношение к производству в России. Многие торговые компании начали размещать заказы у российских производителей, некоторые открывают собственные заводы. Доходность в торговле стремительно падает за счет повышения конкуренции и сужения спроса. Многие инвесторы, с которыми я общался семь лет назад и которые скептические смотрели на производственный бизнес в России, сегодня изменили свое мнение, а некоторые из них вынашивают или уже реализуют свои производственные проекты.

Малое производственное предприятие — это надежный бизнес, который будет обеспечивать не только вас, но и ваших детей и внуков. И, конечно же, производство — это возможность профессионального и личностного роста.

Павел Спичаков, руководитель проекта, учредитель ООО «КИТ», ООО «Роума» (Владимир), победитель национального конкурса «Бизнес-успех» в номинации «Лучший проект в производственной сфере», сопредседатель комитета по промышленности, член совета ВО «ОПОРА РОССИИ»

Читайте также:

«Практика Детектива», или Как построить успешную бизнес-историю

Как открыть кофейню в кризис и не прогореть. Советы Аяза Шабутдинова

Как работать в высококонкурентной нише в регионах. История Алексея Караулова   

kontur.ru

В России нет промышленности! Ой-ё…: new_rabochy — LiveJournal

А на душе от свежих газет пусто.

И от несвежих невелика потеха…

«Чай-Ф» (1989 год)

«Левый» ЖЖ продолжает меня просвещать и радовать. Только-только мне поведали, что Российская империя не была великой державой ни в одном глазу (https://new-rabochy.livejournal.com/18008.html), так теперь еще выяснилось, что в Российской Федерации «нет промышленности»: «России нужна промышленность — без нее нет работы и продукции», а другой коллега добавил: «если представить фантастический сценарий, что труба вдруг иссякнет, — наш капитализм просто схлопнется. Торговать станет нечем, перепродавать нечего, одно спасение — промышленность, выросшая ещё из СССР» (все здесь: https://romdorn.livejournal.com/23073.html).
В общем, нагромождение ужОсов сопоставимо с рассказами Аверченко про пагубность правления большевиков.
Мне открываются все новые и новые горизонты!

Я полагаю, что такие страшилки — из подсознательной мечты об автаркии, «защите от всех случайностей», как это назвал Сталин на 19-м, что ли, съезде КПСС. И что самое интересное: упаднические настроения присущи и коммунистам, и либералам, и неонацистам. То есть это не зависит от политических воззрений, а зависит от проживания в России — климат, что ли, такой?
Наши люди любят ныть — об этом я писал здесь: https://new-rabochy.livejournal.com/10738.html
Вот и эпиграф я взял из песни Шахрина — там и про стачку на заводе, и вообще тоска — а песня-то писалась в 1989, альбом записывали в 1990, когда, по статистике, СССР был на пике могущества и процветания (вон, к Буркине сходите, если мне не верите).

Даже ученый человек, тов. Майсурян, и тот написал текст во славу брежневского правления: https://maysuryan.livejournal.com/722074.html

Я прочитал у него, что Россия экспортирует 50% продовольствия, удивился, стал спорить, в итоге мы пришли к меньшим цифрам, но вывод про автаркию остался в силе.
Тов. Майсурян написал мне:

//maysuryan

15 октября 2018, 11:55:24
«Слова «автаркия» у меня не было. Но если страна подвергается угрозе санкций, блокады и т.д., она не должна в такой степени (ни на 50%, ни даже на 27%) зависеть от импорта продовольствия»//.

Тут как в анекдоте: «Слов

new-rabochy.livejournal.com

Сделано в России. Какие новые производства открылись за последние три года | Рынок | Деньги

Стоит оговориться, что телефон Innoi R 7, который презентовали Медведеву, по мнению ряда экспертов, сложно назвать российским. Его программное обеспечение создано в Финляндии, а аппаратная часть — в Китае. Но выпуском занимается отечественная компания. И всё же после взятого три года назад курса на импортозамещение в стране появились новые продукты, созданные на российских производствах. Некоторые из этих производств появились в России впервые (см. инфо­графику).

Нажмите для увеличения

Нажмите для увеличения

Содействие в запуске новых заводов и фабрик оказывает специально созданный государством Фонд развития промышленности (ФРП). Он выдаёт льготные займы под 5% годовых тем, кто разрабатывает новые технологии, занимается импортозамещением. «В разных регионах страны открыто 29 производств, а всего фонд профинансировал 172 проекта», — говорит директор ФРП Роман Петруца.

Так, компания из Курганской области наладила производство 60 лекарственных средств, из которых больше половины заменяют импортные аналоги. Это препараты для лечения сахарного диабета, язвы, эпилепсии, аллергии. В Ярославской обл. начали производить топливные насосы для двигателей стандарта Евро-5 и Евро-6. А в Ленинградской обл. — мебель для ИКЕА. Раньше компания закупала её в Польше и Китае. Среди продуктов, которые должны появиться в ближайшем будущем, — тонеры и картриджи для копировальной техники, которые сегодня в России не выпускаются, металлообрабатывающие станки с отечественным числовым программным управлением, стратегические материалы для АЭС и кораблей ледового флота, по которым пока мы на 100% зависим от импорта.

На выставке производители пожаловались премьеру, что потребители с настороженностью относятся к новой российской продукции, предпочитая иностранные аналоги. При этом некоторым нашим производителям удаётся с успехом работать на международном рынке. Как рассказал недавно генеральный директор Российского экспортного центра Пётр Фрадков, объёмы несырьевого неэнергетического экспорта из России в I полугодии 2017 г. выросли на 18%. Линейка товаров постепенно расширяется, экспортом начинают заниматься средние и малые компании. Например, Солнечногорский опытно-экспериментальный механический завод поставляет за границу экологичную биоразлагаемую упаковку, Храпуновский инструментальный завод собирается завалить мировой рынок уникальными детскими конструкторами.

Смотрите также:

Самые интересные статьи АиФ в Telegram – быстро, бесплатно и без рекламы

aif.ru

разбираем одну новость / Habr

Компания экс-министра связи начнет экспорт микроэлектроники в Китай — гласит свежая новость на РБК.

Внутри — подробности готового к заключению контракта наконец-то заработавшего завода «Ангстрем-Т» с китайцами. Давайте попробуем вооружиться калькулятором и посмотреть, что же на самом деле стоит за цифрами из новостей.


Как рассказал РБК представитель «Ангстрем-Т», 24 мая компания планирует подписать три контракта с дистрибьютором высокотехнологичной продукции Zhejiang Sirius Semiconductor Co., Ltd на поставки в Китай продукции микроэлектроники «Ангстрем-Т» для смартфонов, планшетов и другой потребительской электроники. Общая сумма контрактов — $36 млн. Объем поставок — 10 тыс. пластин в месяц, срок действия контрактов — до 2020 года с возможностью пролонгации.

10 тысяч пластин в месяц — это, кстати, две трети заявленной на сайте производительности фабрики, то есть А-Т нашел за рубежом критично важную для любой фабрики большую загрузку, без которой любое микроэлектронное производство обречено.

«Микрон», для сравнения, продает на экспорт 500 миллионов чипов в год (или около пятисот пластин в месяц), то есть контракт Ангстрема-Т — это прорыв для российской микроэлектроники, ведь весь российский экспорт (согласно той же новости на РБК) — 20 миллионов долларов в год.

А теперь давайте посчитаем, насколько дорого или дешево А-Т собрался продавать свои пластины. Возьмем срок в два с половиной года (от июня 2018 до конца 2020), получим 36 миллионов долларов за 300 тысяч пластин или 120 долларов за пластину.

Себестоимость 200 мм пластин (только покупки пластин, без учета работы с ними и тем более без учета амортизации оборудования) — по разным данным, от 30 до 100 евро, то есть в худшем случае пластины будут уходить по себестоимости их закупки, и даже в лучшем, всего в три раза больше (а их, напомню, надо еще обработать).

Давайте перепроверим реалистичность этого расчета предположение другим методом. При стоимости пластины в 120 долларов, проценте выхода годных 90% и маленьких кристаллах (которые позволят совсем немного терять на краях пластины) стоимость одного квадратного миллиметра (а это довольно много для какого-нибудь линейного регулятора или RFID-метки) составит около ПОЛОВИНЫ ЦЕНТА. Это не бьется даже с ценами на самые дешевые старые чипы с кристаллами примерно такого размера, которые (уже в корпусе, после разбраковки и подготовки к продаже) стоят несколько десятков центов. Например, цены (в партии от 1000 штук) на линейные регуляторы на сайте компании Analog Devices — от 28 центов до 7 долларов за штуку. Правда, дейвайсы по 7 центов производятся вовсе не по 90 нм, а вполне себе по 600-800, и их производство значительно дешевле, чем производство по более современным проектным нормам.

Небольшое исследование дает нам вот этот график:

Смотрим на проектные нормы 130 и 90 нм, получаем типичную выручку с пластины в 920 и 2095 долларов соответственно (а 90 нм на 200 мм, как у А-Т будет дороже, чем на 300 мм). Окей, допустим эти чипы будут делать по заявленному не так давно 250 нм процессу — тогда получим что-то около 500 долларов с пластины.

Но продажная стоимость пластины 120 доллларов! Фантастика, и только. Или нам что-то недоговаривают.

А теперь самая интересная часть нашей истории. Допустим, что все верно, и этот контракт для компании экономически выгоден.

Сколько лет нужно работать Ангстрему-Т по такому контракту (а это, напомню, две трети его мощности), чтобы отдать государству (в лице ВЭБ) кредит в 815 миллионов долларов, на который был построен завод? Для простоты допустим, что кредит беспроцентный, а все 36 миллионов — это прибыль, а не выручка (то есть не надо платить зарплаты, пластины и расходники бесплатны, амортизации оборудования нет). Нехитрая арифметика дает цифру в 38 лет — которые никакое современное оборудование, тем более ранее бывшее в употреблении, не протянет.

Хитрая арифметика с учетом процентов по кредиту и прибыльности 30% (как у лидеров рынка) даст цифру, видимо, в пару сотен лет, но кого это когда смущало при составлении бизнес-планов и заключении контрактов.

Но это, разумеется, если мы предполагаем, что Ангстрем-Т собирается возвращать выданный государственным ВЭБ-ом кредит на 815 миллионов долларов. Но даже если же кинуть государство и не возвращать кредит, то и так получается, что китайцы будут получать чипы ниже себестоимости — просто для того, чтобы загрузить производство хоть чем-то.

Вот такая вот экономика российской микроэлектроники.

habr.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о