Метафоры что это – Метафора — что это такое на примерах

Содержание

метафора — это… Что такое метафора?

МЕТА´ФОРА (греч. μετάφορα, букв. — перенесение) — один из основных тропов художественной речи. По определению Аристотеля, М. «есть перенесение имени или с рода на вид, или с вида на род, или с вида на вид, или по аналогии… Слагать хорошие метафоры — значит подмечать сходство (в природе)». Метафорическим слово или выражение становится тогда, когда оно употребляется не в прямом, автологическом, а в переносном значении. В основе М. лежит неназванное сравнение предмета с каким-либо другим предметом на основании признака, общего для обоих сопоставляемых членов. Будучи по своей конструкции образным выражением, основанным на сравнении, М. в различных формах и модификациях присутствует во всяком поэтическом тропе. Наша бытовая речь пестрит М.: идет дождь, он потерял голову, кружится голова, торговая сеть, горячее сердце, убит горем, встает солнце, пришла весна, железная воля, у нее кровь с молоком, горящие глаза, тонкий голос, тяжелый характер и т. д. Метафорические состояния или действия выражаются в форме глагола, существительного, прилагательного. Поэтическая М. отличается от примелькавшейся бытовой М. своими свежестью и новизной.

Образцом тонкого умения пользоваться метафорическими выражениями служат следующие стихи Пушкина (седьмая глава «Евгения Онегина»):

Гонимы вешними лучами,

С окрестных гор уже снега

Сбежали мутными ручьями

На потопленные луга.

Улыбкой ясною природа

Сквозь сон встречает утро года;

Синея блещут небеса.

Еще прозрачные, леса

Как будто пухом зеленеют.

Пчела за данью полевой

Летит из кельи восковой.

Долины сохнут и пестреют;

Стада шумят, и соловей

Уж пел в безмолвии ночей.

Если метафорическое выражение как образное подобие какого-то сложного жизненного явления раскрывается на протяжении большого отрезка или целого стихотворения, то такая М. называется развернутой метафорой.


Этот прием применен М. Лермонтовым в стихотворении «Чаша жизни», где за основу взята ходовая, почти бытовая М. «пить чашу жизни»:

1

Мы пьем из чаши бытия

С закрытыми глазами,

Златые омочив края

Своими же слезами;

2

Когда же перед смертью с глаз

Повязка упадает,

И все, что обольщало нас,

С повязкой исчезает;

3

Тогда мы видим, что пуста

Была златая чаша,

Что в ней напиток был — мечта

И что она — не наша!

У В. Маяковского в поэме «Облако в штанах» развернута общеизвестная М. «нервы расходились»:

Слышу:

тихо,

как больной с кровати,

спрыгнул нерв.

И вот, —

сначала прошелся

едва-едва,

потом забегал,

взволнованный,

четкий.

Теперь и он и новые два

мечутся отчаянной чечеткой.

Когда метафорическое выражение (в особенности известная, бытовая М.) берется в прямом смысле и в дальнейшем приобретает очертания реального, внеобразного предмета, — возникает новое осмысление этого выражения, имеющее порой юмористический и даже гротескный оттенок; такое стилистическое явление называется реализацией метафоры. На этом приеме построен знаменитый стихотворный гротеск В. Маяковского «Прозаседавшиеся». Ниже приводятся те строки стихотворения, в которых реализована бытовая М. «он разрывается на части»:

Взмыленный,

на заседание

врываюсь лавиной,

дикие проклятья доро´гой изрыгая, —

и вижу:

сидят людей половины.

О, дьявольщина!

Где же половина другая?

«Зарезали!

Убили!»

мечусь оря.

От страшной картины свихнулся разум

И слышу

спокойнейший голос секретаря:

«Они на двух заседаниях сразу.

В день

заседаний на двадцать

надо поспешать нам.

Поневоле приходится разорваться!

До пояса здесь,

а остальное там».

Принцип реализации М. положен в основу известной сатиры Саши Черного «Песнь песней»: скульптор Хирам изваял уродливую статую Суламифи, поняв буквально метафорический стиль «Песни песней» царя Соломона.

Поэтический словарь. — М.: Советская Энциклопедия.
Квятковский А. П., науч. ред. И. Роднянская.
1966.

poetique.academic.ru

МЕТАФОРА — это… Что такое МЕТАФОРА?

    МЕТАФОРА (греч. μεταφορά — перенос) — использование не буквального (прямого), а переносного значения слов. Идущее от Аристотеля учение о метафоре трактует ее как чисто риторическую фигуру. В своей “Поэтике” Аристотель определял метафору как перенос имени с рода на вид, или с вида на род, или с вида на вид, или по аналогии. Позднее Дж. Вико видел в ней “перенесение выражений на вещи неодушевленные с человеческого тела” (Вико Дж. Основания новой науки об общей природе наций. Л., 1940, с. 146). В литературоведении под метафорой понимают разновидность тропа, в котором слова соединяются на основе сходства некоторых признаков у предметов, обозначаемых этими словами (напр., “серп месяца” или “пожар зари”).
    В европейской философии Нового времени сложилось сугубо отрицательное отношение к использованию метафор, поскольку включавшие их утверждения не могли быть оценены с точки зрения их истинности или ложности.

Представление тогдашних мыслителей о философии и науке как средствах получения и выражения абсолютно истинного знания об окружающей действительности обусловило восприятие метафор в качестве ненужного украшательства речи, порождающего лишь ошибки и недоразумения.
    Активный интерес философов к этой теме начинается с середины 20 в., в связи с необходимостью более глубоко проанализировать роль естественных языков в интеллектуальных процессах. В частности, попытки создать эффективные технические системы, моделирующие процессы человеческого мышления, привели к осознанию существенного значения метафоры в познавательных, коммуникативных и др. актах человеческой жизнедеятельности.
    Начиная с 1960-х гг. от трактовки метафор в качестве хотя и важного, интересного, но достаточно специфического элемента языка исследователи переходят к пониманию их фундаментальности и универсальности. Одна из первых работ, непосредственно посвященная связи метафоры с интеллектуально-познавательной деятельностью людей, — книга американского философа М. Блэка “Модели и метафоры”. В ней последовательно и отчетливо обосновывалась позиция, противопоставленная концепции метафоры как “сокращенного сравнения” (в соответствии с которой, убрав из выражения “А подобно В” или “А похоже на В” слова “подобно” и “похоже”, можно получить метафору “А есть В”). Блэк справедливо отмечал, что в таком случае метафорическое выражение всегда можно буквально “перевести” на обычный язык, в результате чего оно становится ненужным. Но поскольку такой перевод чаще всего невозможен, постольку концепция скрытого (или сокращенного) сравнения не может быть удовлетворительной. С его точки зрения, разделяемой и другими авторами, природа метафоры обусловлена отношениями между обычным и переносным значением слов, соединяемых в метафорическом выражении особым контекстом так, что входящие в него элементы воспринимаются как одновременно различающиеся и отождествляемые. В результате происходит столкновение различных идей, выражаемых используемыми словами и предложениями, порождающее новое видение соединяемых объектов, новое понимание отношений между ними.
    Поэтому Блэк выделяет в метафоре слова, употребляемые обычным образом (он характеризует эту часть как “раму”), и те, которые имеют переносный смысл (“фокус”). “Фокус” определяет метафорический контекст используемых выражений, соединяя некоторые признаки сопоставляемых объектов, на основе сходства ассоциаций, порождаемых ими. Такое соединение вызывает “семантический сдвиг”, приводящий к новому пониманию объектов сопоставления. Так, воспринимая некоего человека в качестве носителя чрезмерной жестокости. мы можем назвать его “зверь”, обнаруживая тем самым не только черты сходства человека с животным, но и животному приписывая некоторые характеристики людей (напр., осознанное намерение или что-то еще).
    В самом общем виде метафора разделяется на два вида: эпифоры и диафоры. Первый из них представляет собой перенесение характеристик с объектов или явлений уже знакомых человеку на объекты и явления неизвестной природы. В этом случае известное выступает в роли образца описания того, что еще не обнаружило достаточно ясно свою сущность, а метафорический контекст служит основанием выдвижения гипотез. Диафоры же сопоставляют объекты, в стандартных условиях не связываемые между собой, задавая тем самым возможность выбирать из набора присущих им признаков такие, которые позволят обосновать сходство между ними. Эпифоры выдвигают на первый план уже устоявшиеся, привычные способы восприятия и описания действительности, тогда как диафоры ориентирует на выявление новых, непривычных, неожиданных. Сегодня более отчетливо представлена тенденция, связанная с преимущественной ориентацией на использование диафор. Об этом свидетельствует и постоянно растущий интерес к различным аспектам принципа дополнительности Н. Бора, имеющего явственный метафорический оттенок.
    В истории изучения метафор можно выделить три основных этапа: 1) понимание метафоры как особого вида сравнения; 2) интеракционистская концепция; ее представители считают, что столкновение различных уровней значения, которыми обладают используемые языковые средства, порождает особый контекст, позволяющий по-новому взглянуть на все объекты, включенные в него; 3) концепция “семантического сдвига”, развитие новых способов видения мира, возникающих в результате столкновения различных языковых значений.
    В целом метафора рассматривается как средство, позволяющее производить семантический сдвиг в значениях языковых выражений, с помощью чего осуществляются различные интеллектуальные процессы, связанные с выявлением и описанием новых характеристик объектов, которые интересуют человека, а также новых связей между ними. Лит.: Метафора в языке и тексте. М., 1988; Теория метафоры. М., 1990.

    С. С. Гусев

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль.
Под редакцией В. С. Стёпина.
2001.

dic.academic.ru

Метафора — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мета́фора (от др.-греч. μεταφορά — «перенос», «переносное значение») — слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит неназванное сравнение предмета с каким-либо другим на основании их общего признака. Термин принадлежит Аристотелю и связан с его пониманием искусства как подражания жизни. Метафора Аристотеля, в сущности, почти неотличима от гиперболы (преувеличения), от синекдохи, от простого сравнения или олицетворения и уподобления. Во всех случаях присутствует перенесение смысла с одного слова на другое.

  1. Косвенное сообщение в виде истории или образного выражения, использующего сравнение.
  2. Оборот речи, состоящий в употреблении слов и выражений в переносном смысле на основе какой-то аналогии, сходства, сравнения.

В лексикологии — смысловая связь между значениями одного полисемантического слова, основанная на наличии сходства (структурного, внешнего, функционального).

Метафора часто становится эстетической самоцелью и вытесняет первоначальное исходное значение слова. У Шекспира, например, часто важен не исходный житейский смысл высказывания, а его неожиданное метафорическое значение — новый смысл. Это приводило в недоумение Льва Толстого, воспитанного на принципах аристотелевского реализма. Проще говоря, метафора не только отражает жизнь, но и творит её. Например, Нос майора Ковалёва в генеральском мундире у Гоголя — это не только олицетворение, гипербола или сравнение, но и новый смысл, которого раньше не было. Футуристы стремились не к правдоподобию метафоры, а к её максимальному удалению от изначального смысла. Например, «облако в штанах». Исследователи отмечают сравнительно редкое употребление метафоры в советской художественной литературе, хотя об её «изгнании» говорить не приходится (см., например: «Вот мы и разошлись. Топот смолк, и в поле пусто» (А. Гайдар, «Судьба барабанщика»).
В 1970-е годы появилась группа поэтов, начертавших на своём знамени «метафора в квадрате» или «метаметафора» (термин Константина Кедрова).
Отличительной чертой метафоры является её постоянное участие в развитии языка, речи и культуры в целом. Это связано с формированием метафоры под воздействием современных источников знаний и информации, использованием метафоры в определении объектов технических достижений человечества.

Виды

В современной теории метафоры принято различать диафору (резкую, контрастную метафору) и эпифору (привычную, стертую метафору)[1]

  • Резкая метафора представляет собой метафору, сводящую далеко стоящие друг от друга понятия. Модель: начинка высказывания.
  • Стёртая метафора есть общепринятая метафора, фигуральный характер которой уже не ощущается. Модель: ножка стула.
  • Метафора-формула близка к стёртой метафоре, но отличается от неё ещё большей стереотипностью и иногда невозможностью преобразования в нефигуральную конструкцию. Модель: червь сомнения.
  • Развёрнутая метафора — это метафора, последовательно осуществляемая на протяжении большого фрагмента сообщения или всего сообщения в целом. Модель: Книжный голод не проходит: продукты с книжного рынка всё чаще оказываются несвежими — их приходится выбрасывать, даже не попробовав.
  • Реализованная метафора предполагает оперирование метафорическим выражением без учёта его фигурального характера, то есть так, как если бы метафора имела прямое значение. Результат реализации метафоры часто бывает комическим. Модель: Я вышел из себя и вошёл в автобус.

Теории

Среди других тропов метафора занимает центральное место, так как позволяет создать ёмкие образы, основанные на ярких, неожиданных ассоциациях. В основу метафор может быть положено сходство самых различных признаков предметов: цвета, формы, объёма, назначения, положения и т. д.

Согласно классификации, предложенной Н. Д. Арутюновой, метафоры разделяются на

  1. номинативные, состоящие в замене одного дескриптивного значения другим и служащие источником омонимии;
  2. образные метафоры, служащие развитию фигуральных значений и синонимических средств языка;
  3. когнитивные метафоры, возникающие в результате сдвига в сочетаемости предикатных слов (переноса значения) и создающие полисемию;
  4. генерализирующие метафоры (как конечный результат когнитивной метафоры), стирающие в лексическом значении слова границы между логическими порядками и стимулирующие возникновение логической полисемии.

Подробнее рассмотрим метафоры, способствующие созданию образов, или образные.

В широком смысле термин «образ» означает отражение в сознании внешнего мира. В художественном произведении образы — это воплощение мышления автора, его уникальное видение и яркое изображение картины мира. Создание яркого образа основано на использовании сходства между двумя далекими друг от друга предметами, практически на своеобразном контрасте. Чтобы сопоставление предметов или явлений было неожиданным, они должны быть достаточно непохожими друг на друга, и иногда сходство может быть совсем незначительным, незаметным, давая пищу для размышлений, а может отсутствовать вовсе.

Границы и структура образа могут быть практически любыми: образ может передаваться словом, словосочетанием, предложением, сверхфразовым единством, может занимать целую главу или охватывать композицию целого романа.

Однако существуют и другие взгляды на классификацию метафор. К примеру, Дж. Лакофф и М. Джонсон выделяют два типа метафор, рассматриваемых относительно времени и пространства: онтологические, то есть метафоры, позволяющие видеть события, действия, эмоции, идеи и т. д. как некую субстанцию (the mind is an entity, the mind is a fragile thing), и ориентированные, или ориентационные, то есть метафоры, не определяющие один концепт в терминах другого, но организующие всю систему концептов в отношении друг к другу (happy is up, sad is down; conscious is up, unconscious is down).

Джордж Лакофф в своей работе «The Contemporary Theory of Metaphor» говорит о способах создания метафоры и о составе данного средства художественной выразительности. Метафора, по теории Лакоффа, является прозаическим или поэтическим выражением, где слово (или несколько слов), являющееся концептом, используется в непрямом значении, чтобы выразить концепт, подобный данному. Лакофф пишет, что в прозаической или поэтической речи метафора лежит вне языка, в мысли, в воображении, ссылаясь на Майкла Редди, его работу «The Conduit Metaphor», в которой Редди подмечает, что метафора лежит в самом языке, в повседневной речи, а не только в поэзии или прозе. Также Редди утверждает, что «говорящий помещает идеи (объекты) в слова и отправляет их слушающему, который извлекает идеи/объекты из слов». Эта идея находит отражение и в исследовании Дж. Лакоффа и М. Джонсона «Метафоры, которыми мы живём». Метафорические понятия системны, «метафора не ограничивается одной лишь сферой языка, то есть сферой слов: сами процессы мышления человека в значительной степени метафоричны. Метафоры как языковые выражения становятся возможны именно потому, что существуют метафоры в понятийной системе человека».

Метафора часто рассматривается как один из способов точного отражения действительности в художественном плане. Однако И. Р. Гальперин говорит, что «это понятие точности весьма относительно. Именно метафора, создающая конкретный образ абстрактного понятия, даёт возможность разного толкования реальных сообщений».[2]

Как только метафора была осознана, вычленена из ряда других языковых явлений и описана, сразу возник вопрос о её двоякой сущности: быть средством языка и поэтической фигурой. Первым, кто противопоставил поэтической метафоре языковую, был Ш. Балли, который показал всеобщую метафоричность языка.

Примеры

«Весь мир театр, а люди в нём актёры.»

См. также

Напишите отзыв о статье «Метафора»

Примечания

  1. [www.philology.ru/linguistics1/uilrayt-90.htm ДВА ВИДА МЕТАФОРЫ]
  2. Гальперин И. Р. Очерки по стилистике английского языка. М.: 1958

Литература

  • Анкерсмит Ф. Р. История и тропология: взлёт и падение метафоры. / пер. с англ. М. Кукарцева, Е. Коломоец, В. Кашаев — М.: Прогресс-Традиция, 2003. — 496 с.
  • Клюев Е. В. Риторика (Инвенция. Диспозиция. Элокуция) : Учебное пособие для вузов. — М.: ПРИОР, 2001.
  • Кедров К. А. Метаметафора. — М., 1999.
  • Котов Б.С. Метафора как средство создания «образа врага» в газетных текстах (на примере образов Австро-Венгрии и Германии в русской прессе кануна Первой мировой войны) // Вестник Московского университета. Серия 12: Политические науки. — М., 2014, № 1.
  • Лакофф Д., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живём. — М.: Едиториал УРСС, 2004.
  • Москвин В. П. Русская метафора: Очерк семиотической теории. — 3-е изд. — М., 2007.
  • Haverkamp A. Metapher. Die Ästhetik in der Rhetorik. — München: Wilhelm Fink Verlag, 2007.

Ссылки

  • Никоненко С. В. [anthropology.ru/ru/texts/nikonenkos/kompar_26.html Аналитическая трактовка метафоры] (2003)
  • [www.textologia.ru/literature/teoria-literatury/literaturnie-priemy/metafora-i-ee-vidi/405/?q=471&n=405 Метафора и её виды]

Отрывок, характеризующий Метафора

– Пришел проститься.
– Целуй сюда, – он показал щеку, – спасибо, спасибо!
– За что вы меня благодарите?
– За то, что не просрочиваешь, за бабью юбку не держишься. Служба прежде всего. Спасибо, спасибо! – И он продолжал писать, так что брызги летели с трещавшего пера. – Ежели нужно сказать что, говори. Эти два дела могу делать вместе, – прибавил он.
– О жене… Мне и так совестно, что я вам ее на руки оставляю…
– Что врешь? Говори, что нужно.
– Когда жене будет время родить, пошлите в Москву за акушером… Чтоб он тут был.
Старый князь остановился и, как бы не понимая, уставился строгими глазами на сына.
– Я знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет, – говорил князь Андрей, видимо смущенный. – Я согласен, что и из миллиона случаев один бывает несчастный, но это ее и моя фантазия. Ей наговорили, она во сне видела, и она боится.
– Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. – Сделаю.
Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся.
– Плохо дело, а?
– Что плохо, батюшка?
– Жена! – коротко и значительно сказал старый князь.
– Я не понимаю, – сказал князь Андрей.
– Да нечего делать, дружок, – сказал князь, – они все такие, не разженишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь.
Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом.
Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. Старик, продолжая складывать и печатать письма, с своею привычною быстротой, схватывал и бросал сургуч, печать и бумагу.
– Что делать? Красива! Я всё сделаю. Ты будь покоен, – говорил он отрывисто во время печатания.
Андрей молчал: ему и приятно и неприятно было, что отец понял его. Старик встал и подал письмо сыну.
– Слушай, – сказал он, – о жене не заботься: что возможно сделать, то будет сделано. Теперь слушай: письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность! Скажи ты ему, что я его помню и люблю. Да напиши, как он тебя примет. Коли хорош будет, служи. Николая Андреича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет. Ну, теперь поди сюда.
Он говорил такою скороговоркой, что не доканчивал половины слов, но сын привык понимать его. Он подвел сына к бюро, откинул крышку, выдвинул ящик и вынул исписанную его крупным, длинным и сжатым почерком тетрадь.
– Должно быть, мне прежде тебя умереть. Знай, тут мои записки, их государю передать после моей смерти. Теперь здесь – вот ломбардный билет и письмо: это премия тому, кто напишет историю суворовских войн. Переслать в академию. Здесь мои ремарки, после меня читай для себя, найдешь пользу.
Андрей не сказал отцу, что, верно, он проживет еще долго. Он понимал, что этого говорить не нужно.
– Всё исполню, батюшка, – сказал он.
– Ну, теперь прощай! – Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. – Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… – Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: – а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно! – взвизгнул он.
– Этого вы могли бы не говорить мне, батюшка, – улыбаясь, сказал сын.
Старик замолчал.
– Еще я хотел просить вас, – продолжал князь Андрей, – ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас… пожалуйста.
– Жене не отдавать? – сказал старик и засмеялся.
Они молча стояли друг против друга. Быстрые глаза старика прямо были устремлены в глаза сына. Что то дрогнуло в нижней части лица старого князя.
– Простились… ступай! – вдруг сказал он. – Ступай! – закричал он сердитым и громким голосом, отворяя дверь кабинета.
– Что такое, что? – спрашивали княгиня и княжна, увидев князя Андрея и на минуту высунувшуюся фигуру кричавшего сердитым голосом старика в белом халате, без парика и в стариковских очках.
Князь Андрей вздохнул и ничего не ответил.
– Ну, – сказал он, обратившись к жене.
И это «ну» звучало холодною насмешкой, как будто он говорил: «теперь проделывайте вы ваши штуки».
– Andre, deja! [Андрей, уже!] – сказала маленькая княгиня, бледнея и со страхом глядя на мужа.
Он обнял ее. Она вскрикнула и без чувств упала на его плечо.
Он осторожно отвел плечо, на котором она лежала, заглянул в ее лицо и бережно посадил ее на кресло.
– Adieu, Marieie, [Прощай, Маша,] – сказал он тихо сестре, поцеловался с нею рука в руку и скорыми шагами вышел из комнаты.
Княгиня лежала в кресле, m lle Бурьен терла ей виски. Княжна Марья, поддерживая невестку, с заплаканными прекрасными глазами, всё еще смотрела в дверь, в которую вышел князь Андрей, и крестила его. Из кабинета слышны были, как выстрелы, часто повторяемые сердитые звуки стариковского сморкания. Только что князь Андрей вышел, дверь кабинета быстро отворилась и выглянула строгая фигура старика в белом халате.
– Уехал? Ну и хорошо! – сказал он, сердито посмотрев на бесчувственную маленькую княгиню, укоризненно покачал головою и захлопнул дверь.

В октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского, и еще новые полки приходили из России и, отягощая постоем жителей, располагались у крепости Браунау. В Браунау была главная квартира главнокомандующего Кутузова.

11 го октября 1805 года один из только что пришедших к Браунау пехотных полков, ожидая смотра главнокомандующего, стоял в полумиле от города. Несмотря на нерусскую местность и обстановку (фруктовые сады, каменные ограды, черепичные крыши, горы, видневшиеся вдали), на нерусский народ, c любопытством смотревший на солдат, полк имел точно такой же вид, какой имел всякий русский полк, готовившийся к смотру где нибудь в середине России.

С вечера, на последнем переходе, был получен приказ, что главнокомандующий будет смотреть полк на походе. Хотя слова приказа и показались неясны полковому командиру, и возник вопрос, как разуметь слова приказа: в походной форме или нет? в совете батальонных командиров было решено представить полк в парадной форме на том основании, что всегда лучше перекланяться, чем не докланяться. И солдаты, после тридцативерстного перехода, не смыкали глаз, всю ночь чинились, чистились; адъютанты и ротные рассчитывали, отчисляли; и к утру полк, вместо растянутой беспорядочной толпы, какою он был накануне на последнем переходе, представлял стройную массу 2 000 людей, из которых каждый знал свое место, свое дело и из которых на каждом каждая пуговка и ремешок были на своем месте и блестели чистотой. Не только наружное было исправно, но ежели бы угодно было главнокомандующему заглянуть под мундиры, то на каждом он увидел бы одинаково чистую рубаху и в каждом ранце нашел бы узаконенное число вещей, «шильце и мыльце», как говорят солдаты. Было только одно обстоятельство, насчет которого никто не мог быть спокоен. Это была обувь. Больше чем у половины людей сапоги были разбиты. Но недостаток этот происходил не от вины полкового командира, так как, несмотря на неоднократные требования, ему не был отпущен товар от австрийского ведомства, а полк прошел тысячу верст.

Полковой командир был пожилой, сангвинический, с седеющими бровями и бакенбардами генерал, плотный и широкий больше от груди к спине, чем от одного плеча к другому. На нем был новый, с иголочки, со слежавшимися складками мундир и густые золотые эполеты, которые как будто не книзу, а кверху поднимали его тучные плечи. Полковой командир имел вид человека, счастливо совершающего одно из самых торжественных дел жизни. Он похаживал перед фронтом и, похаживая, подрагивал на каждом шагу, слегка изгибаясь спиною. Видно, было, что полковой командир любуется своим полком, счастлив им, что все его силы душевные заняты только полком; но, несмотря на то, его подрагивающая походка как будто говорила, что, кроме военных интересов, в душе его немалое место занимают и интересы общественного быта и женский пол.

– Ну, батюшка Михайло Митрич, – обратился он к одному батальонному командиру (батальонный командир улыбаясь подался вперед; видно было, что они были счастливы), – досталось на орехи нынче ночью. Однако, кажется, ничего, полк не из дурных… А?

Батальонный командир понял веселую иронию и засмеялся.

– И на Царицыном лугу с поля бы не прогнали.

– Что? – сказал командир.

В это время по дороге из города, по которой расставлены были махальные, показались два верховые. Это были адъютант и казак, ехавший сзади.

Адъютант был прислан из главного штаба подтвердить полковому командиру то, что было сказано неясно во вчерашнем приказе, а именно то, что главнокомандующий желал видеть полк совершенно в том положении, в котором oн шел – в шинелях, в чехлах и без всяких приготовлений.

К Кутузову накануне прибыл член гофкригсрата из Вены, с предложениями и требованиями итти как можно скорее на соединение с армией эрцгерцога Фердинанда и Мака, и Кутузов, не считая выгодным это соединение, в числе прочих доказательств в пользу своего мнения намеревался показать австрийскому генералу то печальное положение, в котором приходили войска из России. С этою целью он и хотел выехать навстречу полку, так что, чем хуже было бы положение полка, тем приятнее было бы это главнокомандующему. Хотя адъютант и не знал этих подробностей, однако он передал полковому командиру непременное требование главнокомандующего, чтобы люди были в шинелях и чехлах, и что в противном случае главнокомандующий будет недоволен. Выслушав эти слова, полковой командир опустил голову, молча вздернул плечами и сангвиническим жестом развел руки.

wiki-org.ru

что это такое и как использовать метафоры

Как иногда бывает трудно выразить свои чувства, пересказать фильм, поразить собеседника точным сравнением. В таких случаях на помощь приходит метафора. Она делает нашу речь живой, эмоциональной, объемной, драйвовой. Как образные сравнения помогают нам общаться? Когда используется в кино или рекламе? Зачем психотерапевты сочиняют сказки? Возможно, пришла пора напрячь извилины мозга и погрузиться в мир иносказаний.

Что такое метафора

Метафоры — это слова или целые выражения в переносном значении, в которых собираются свойства далеких друг от друга предметов: оттенки, формы, предназначения, происхождение, характер.  Они делают речь живой, насыщенной, яркой, сочной. С помощью аналогии они помогают добиться эффекта глубины описания: ясные очи, золотые лучи, тяжелый взгляд, бархатная ночь. Без метафор мы были бы вынуждены беспрерывно выдумывать все новые слова и перегружать свою память тяжелым грузом. А наше общение было бы похоже на цитирование словаря или пересказ нормативных актов.

Термин происходит от греческого слова «metaphora» и переводится как «перенос». Основанная на ярких, неожиданных аналогиях метафора создает некое «ощущение подобия», которое вызывает в воображении ассоциации, создает образы. Благодаря этому человеческий мозг быстрее находит взаимосвязь между описанным предметом и своим личным опытом.

Большинство людей воспринимает метафоры как поэтическое или литературное средство украшения речи, которое мало используется для бытового общения. Это не совсем верно.  Метафоры используются везде: для объяснения материала на уроке, улаживания конфликта, ведения переговоров, публичных выступлениях.

  • Метафора помогает понять характер человека или его поступки: душа поет, душа болит, железные нервы.
  • Она удерживает внимание на самых важных вещах: перекресток жизни, излить душу, вывернуться наизнанку.
  • Она прекрасно работает в школьном образовании и общении с детьми: селезенка – это депо крови, снег похож на белое покрывало.
  • Она помогает отточить чувство юмора: во время сна кора мозга мирно дрыхнет, а на вахту заступает подкорка.

Метафора усиливает конкурентные преимущества человека по сравнению с собеседником. Человек, умеющий образно говорить, быстро адаптируется и производит впечатление в любой компании, добивается желаемого.

Эволюция метафоры

В разговорной речи мы настолько часто используем метафоры, что сами этого не осознаем. Кажется, что они существовали всегда. Точной даты или автора первого иносказания назвать невозможно. Но известно, что первая концепция была дана Аристотелем. Он вообще считал жизнь одной объемной метафорой. Цицерон придал высказыванию категоричность: «Метафора есть сравнение, сокращенное до единственного слова».

Неудивительно, что самые древние иносказания и красивые обороты речи, которые мы используем сегодня, родом из Античного мира:

Ахиллесова пята – уязвимое место человека.

Ящик Пандоры – источник множества проблем.

Прокрустово ложе – одна мерка для всех.

В древнерусской литературе метафоры были культурными скрепами, которые увязывали между собой народный быт и культуру:

Река жизни – вся жизнь.

Мутная вода – символ нечестных действий.

Поникшая трава – олицетворение скорби.

Серебряные нити – седые волосы.

Метафоры присутствуют в названиях растений (пастушья сумка, белокрыльник болотный), описании знаковых дат (тещин четверг, прощеное воскресенье) или природных явлений (хрустальная вода, лютые морозы). Некоторые выражения настолько трансформировались, что объединили несколько слов и стали единым целым: громоотвод, бесхребетный, столбенеть, афишировать.

Функции метафоры

Создатели красочных иносказаний – поэты, писатели, журналисты. Однако образные речевые обороты привлекают исследователей из разных научных направлений: риторики, философии, логики, лингвистики, когнитивной психологии, кинематографии. Люди, владеющие искусством образной речи, считаются прекрасными собеседниками или рассказчиками. Они умеют говорить на чистом языке без повторений, банальщины или «словесного мусора» и буквально гипнотизируют слушателей своими словами.

Кроме определения метафоры лингвисты также описывают ее функции. В 1992 году доктор филологических наук, профессор Харченко В. К. опубликовала научное исследование, согласно которого есть 15 функций метафорических оборотов. Остановимся на пяти основных:

  1. Информативная – цель передать информацию подробно и фигурально.
  2. Стилеобразующая – принимает участие в построении узнаваемого литературного стиля.
  3. Текстообразующая – используется для усиления образа, особенно отслеживаются в лирических стихотворениях.
  4. Жанрообразующая – участвует в создании того или иного жанра.
  5. Эмоционально-оценочная – создает фон произведения, помогает автору передать свое отношение к ситуации, герою или его поступкам.

Самые цитируемые мастера метафорических оборотов – А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, В. Маяковский. Но не только классики славятся образной речью. Современные авторы активно применяют эти приемы в своих творениях. Автор книг о «Гарри Поттере» Джоан Роулинг поведала, что болезнь профессора-оборотня Люпина в переносном значении указывала на ВИЧ. А деление на маглов (простых людей), грязнокровок и чистокровных волшебников метафорически описывает ксенофобию.

Виды метафор

Лингвисты разделяют метафоры на 6 видов:

Стертые (эпифоры)

Они так давно вошли в наш лексикон, что даже не относятся к художественной речи:

Горлышко бутылки.

Рукав реки.

Ревущий океан.

Ножка стула.

Золотые руки.

Резкие (диафоры)

Они объединяют контрастные слова для усиления эффекта от иносказания:

Взрыв эмоций.

Медоточивые уста.

Горькая правда.

Преувеличения

С их помощью мы намеренно увеличиваем масштаб происходящего:

Огромный, как скала.

Я тебе тысячу раз напоминал.

Я уже сто лет не ел.

Олицетворение

Когда неодушевленному предмету приписываем черты характера или поведение человека:

Луна спряталась за тучку.

Ветер выл сильнее волка.

«Ревет и стонет Днепр широкий…», — Т. Шевченко.

Замена (метонимия)

Замена одного слова смежными понятиями:

Столовое серебро  – вместо посуда из серебра.

Пью зверобой – вместо пью настойку зверобоя.

Выпил три бутылки молока – вместо выпил литр молока.

Развернутые

Они, как правило, используются в литературе и могут разворачиваться на протяжении целого предложения или абзаца:

«…Сном волшебным очарован,

Весь окутан, весь окован,

Легкой цепью пуховой…», – писал в стихотворении «Чародейкою зимою» Ф. И. Тютчев.

Меткие метафоры преобразовались в афоризмы, которыми многие описывают свою жизнь. Или ставят статусы в соцсети:

Не умеешь петь, не пей.

Единственный способ жить хорошо – уходить оттуда, где плохо.

Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.

Метафоры в искусстве

Чаще всего метафоры используются в литературе для художественной красоты. Но используются они и в других видах искусства: живописи, архитектуре, музыке, кино.

В архитектуре самым ярким примером метафорического изображения считаются Атланты и Кариатиды, поддерживающие крыши, балконы. Опоры в виде человеческих фигур сделаны не просто так. Мужские фигуры ассоциируются с силой, женские – со стройностью.

В живописи визуальные иносказания считаются загадкой для зрителя. Например, о картинах «Постоянство памяти» С. Дали и «Черный квадрат» Малевича и сегодня спорят искусствоведы. А полотна Н. Рериха или Босха переполнены образами и иносказаниями.

В киноиндустрии меткие метафоры используют для названий фильмов. Это «Человек дождя», «Горячие головы» или «Грязные танцы». В самих кинолентах тонкие иносказания передают настроение и тональность, привлекают внимание к незаметным элементам, намекают и интригуют.

В рекламе метафоры усиливают желание покупателя, вызвать приятные ассоциации именно с этим продуктом:

Аромат жизни – дезодорант.

Жизненная сила – Черный Жемчуг.

Материнская любовь – шоколадки Киндер.

Магия цвета – краска для волос.

Вкус природы – леденцы.

Метафора: что это с точки зрения психотерапии

Психотерапевты обращаются к метафоре, чтобы помочь клиенту осознать или пережить личную проблему. Особенно на первых встречах, когда клиент не умеет формулировать запрос, рассказывает «много и ни о чем». В таком случае психотерапевт вспоминает или придумывает историю из своей жизни и предлагает собеседнику продолжить ее, выразить свое отношение. Цель таких историй – инициировать ассоциации, которые помогут психоаналитику понять проблему клиента.

Иногда метафорические иносказания побуждают клиента самого найти решение проблемы. Например, ему предлагается поучаствовать в придуманной истории. Клиент ассоциирует себя по очереди со всеми участниками сценки, даже с неодушевленными (деревом или стулом). Погружение в каждую роль помогает ему взглянуть на проблему со стороны и отыскать решение. Такая психологическая «подводка» с ассоциациями намного действенней, чем прямые советы.

Метафоры – это основной прием психотерапии с детьми или подростками. Малыша трех-пяти лет невозможно заставить высказаться о чем-либо. Иногда правду просто невозможно отличить от детских фантазий. Чтобы разобраться в проблеме психолог предлагает поиграть, порисовать или заняться лепкой. Например, чтобы выяснить отношение к родителям, братьям или сестрам, ребенку предлагают нарисовать их или слепить из пластилина. Если одного из родителей ребенок лепит червяком, а другого драконом, становится понятно – кого он боится или недолюбливает.

Кроме того красивая, запоминающаяся, живая речь терапевта помогает наладить общение с клиентом.

Сказкотерапия: сказка обо мне самом

Бывает, что жизненную проблему решить логически не получается. Когда рациональная часть мозга устает, на помощь приходит сказкотерапия, способная увлечь, развеселить  и вылечить одновременно.  Иногда она помогает решить тупиковую ситуацию. Неудивительно, ведь сказки, легенды и пословицы издавна использовались для обучения человека с помощью переносных значений. Потом они стали инструментом детского обучения и плавно перешли в психотерапию.

На сеансе сказкотерапии терапевт предлагает клиенту придумать сказку о себе и внимательно слушает. Если на каком-то сюжете рассказчик запинается, высказывает тревогу, психотерапевт помогает прояснить механизм сбоя. Если рассказ обрывается на неприятном событии, психолог предлагает альтернативы решения, помогает клиенту обойти ловушки и неприятные ситуации.

В работе с детьми основным рассказчиком является терапевт. Он предлагает историю и следит за реакцией ребенка. Иногда проводят групповые сеансы с костюмами, куклами, декорациями.

Выводы:

  • Метафоры строятся на внешней или внутренней схожести двух понятий, порождают нужные ассоциации.
  • Знание известных метафорических выражений помогает сохранить национальную идентичность.
  • Силу терапевтические метафоры используют в психотерапии, чтобы помочь человеку найти собственные ресурсы и решение личной проблемы.
  • Сказкотерапия приходит на помощь тогда, когда логика не помогает.

wikigrowth.ru

Метафора — это… Что такое Метафора?

(греч. metaphora — перенос)

   иносказание, в котором признание одного предмета переносятся на другой, чтобы сделать высказывание более доходчивым, ярким, впечатляющим. Использование слова или выражения в переносном смысле может основываться либо на сходстве сопоставляемых вещей, либо на существующем констрасте между ними. В теории литературы метафоры подразделяются на олицетворяющие и овеществляющие, на простые и развернутые, на метафоры-символы и метафоры по сходству и т. д.

   Метафорами насыщены классические литературные тексты. Они в изобилии присутствуют в Библии. Необходимость их использования авторами Священного Писания возникала каждый раз, когда они начинали говорить о Боге. Убежденные в непостижимости великой тайны, которую несет в себе Бог-Творец, они находили способ говорить о Нем и Его делах при помощи языка метафор. Последние при этом носили либо антропоморфный, либо «физиоморфный» характер, т. е. образы-сравнения черпались как из сферы человеческого существования, так и из мира природно-стихийных проявлений космической, природной и животной жизни. Не дававшие исчерпывающих характеристик Бога, что было невозможно и на что библейские авторы не претендовали, они, тем не менее, при помощи метафор как бы приближали Бога к пределам человеческого понимания, вводили Его в круг человеческих представлений, порождали у читателя ощущение как величия Творца, так и способности Его снисходить до человека. Когда пророк Иезекииль видел явление Бога перед ним, то он в своем описании этого пользовался синтетической метафорой, в которую входили образы облака и сияния, огня и радуги, топаза и сапфира, льва и орла, меди и колесницы: «И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него; и из середины его видно было подобие четырех животных, — и таков был вид их: облик их был, как у человека… И шли они, каждое в ту сторону, которая перед лицем его; куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались.


И вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила из огня. И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния… И когда они шли, я слышал шум крыльев их, как бы шум многих вод, как бы глас Всемогущего, сильный шум, как бы шум в,воииском стане; а когда они останавливались, опускали крылья свои. И голос был со свода, который над головами их; когда они останавливались, тогда опускали крылья свои. А над сводом, который над головами их, было подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нем. И видел как бы пылающий металл, как бы вид огня внутри него вокруг; от вида чресл его и выше и от вида чресл его и ниже я видел как бы некий огонь, и сияние было вокруг него. В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом. Такое было видение подобия славы Господней. Увидев это, я пал на лице свое, и слышал глас Глаголющего, и Он сказал мне: сын человеческий! стань на ноги твои, и Я буду говорить с тобою» (Иез. 1,4-2,1).

   В русском философско-эстетическом романтизме начала XIX в. с его привязанностью к идеям Ф. Шеллинга метафора трактовалась чрезвычайно широко. В. Ф,- Одоевский видел в ней универсалию, с помощью которой можно объяснять как явления художественной жизни, так и взаимосвязанные между собой феномены природного мира. «В природе, — утверждал он, — все есть метафора одно другого».

   Метафора — это не только выразительное языковое средство, но и важный мыслительный инструмент, которым пользуются не только литераторы, но и философы (X. Ортега-и-Гассет «Две великие метафоры», 1925), культурологи, ученые. В ряде случаев метафоры имеют значения и смыслы, которые не умещаются в художественноэстетические рамки и носят культурологический и общенаучный характер. Так, поэт М. Волошин развернул две метафоры обезбоженной, секуляризованной реальности — «мир-механизм» и «человек-машина»:

   Машина научила человека Пристойно мыслить, здраво рассуждать.

   Она ему наглядно доказала,

   Что духа нет, а есть лишь вещество,

   Что человек такая же машина,

   Что звездный космос только механизм / Для производства времени, что мысль / Простой продукт пищеваренья мозга. / Что бытие определяет дух,

   Что гений — вырожденье, что культура / Увеличение числа потребностей,

   Что идеал — благополучие и сытость, Что есть единый мировой желудок / И нет иных богов, кроме него.

   Философское сознание часто прибегает к мировоззренческим метафорам «мир-часы», «мир-машина», «мир-организм» «мир-текст» и др. Современные исследователи (И. Пригожин, И. Стенгерс, О. Балла, С. Гусев и др.) связывают историческую смену научных и философских картин мира со сменами фундаментальных миро- описательных метафор. «В любую эпоху господствующая метафора никогда не звучит соло, она всегда лишь наиболее сильный из множества голосов, каждый из которых ведет свою постоянную тему в научном (и не только научном) познании. В этом хоре всегда можно расслышать голоса прошлого и будущего, силящиеся пробиться к солированию. Но господствующая метафора подавляет более слабые до тех пор, пока не исчерпает свою мелодию. Некоторое время две-три ключевые метафоры могут звучать одинаково сильно: либо в унисон, либо контрапунктом, — тогда становится неясно, какая же из них будет солировать в ближайшем будущем. В конечном счете побеждает та, которая в данной культурной ситуации таит в себе больше эвристических возможностей» (А. М. Еременко, 2000).

   ◘ Лит.: Кузовкин А., Непомнящий Н. Метафорическая деформация //Космический век. 1993. № 1. Теория метафоры. — М., 1990; Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. — М., 1978.

Эстетика. Энциклопедический словарь. Издательство Михайлова В. А. Санкт-Петербург.
В. А. Бачинин.
2005.

aesthetics_ru.academic.ru

Метафора: примеры и виды — 24СМИ

В литературном языке, как, впрочем, и в разговорном, мы часто используем разнообразные фигуры речи, подчас даже сами того не осознавая. Мало кто думает: «Хм, а вот вверну-ка я сейчас такую метафору…» Но иногда очень полезно знать, уметь находить в чужой речи и употреблять в собственной разные художественные элементы. Это разнообразит речь, делает её более живой, насыщенной, приятной на слух и своеобразной. Из этой статьи вы узнаете об одном из самых распространённых тропов речи — метафоре.

Троп

Сперва давайте разберёмся, о чём вообще идёт речь. Что это за тропы и куда они ведут?

Троп (от греческого τρόπος — оборот) — это слово или выражение, которое используется в переносном значении, чтобы усилить, разнообразить речь. Не будь тропов, наша речь была бы похожа на словарную статью или, ещё хуже, на какие-нибудь нормативные акты.

Вот в этих случаях тропы не используются вообще, потому что законы, словари, всякие инструкции, дела и справки должны быть не образными, а как можно более конкретными, не допускающими разночтений. Во всех остальных случаях: в разговоре, в литературе, в публицистике, авторы насыщают речь разнообразными тропами и фигурами. Это делает речь более художественной, выразительной, интересной, насыщенной.

К тропам относятся такие приёмы, как метафора — мы подробно расскажем про неё ниже, а также метонимия, эпитет, гипербола, сравнение, эвфемизм и так далее.

Метафора

Итак, перейдём ближе к теме. Концепция метафоры дана ещё Аристотелем, а это было довольно-таки давно. Тогда и зародились лексикология и филология. И большинство терминов заимствованы в современный русский язык именно из древнегреческого.

АристотельАристотель

Аристотель определял метафору как «сравнение неназванного предмета с другим на основании какого-то общего признака». А само слово μεταφορά с древнегреческого переводится как «переносное значение». Чтобы вам сразу стало понятно, вот пример, который наверняка знаком всем:

Простой, как валенок (как три рубля, как тапочки).

Это и есть та самая метафора. Но вернёмся к Аристотелю. Он вообще понимал всё искусство как «подражание жизни». То есть, как одну большую, ёмкую метафору. Позднее другие учёные сузили это огромное понятие, выделив в отдельные категории гиперболу (преувеличение), синекдоху (соотношение), простое сравнение и некоторые другие тропы.

Функции метафоры

Учёным-лексикологам нужно не просто определить понятие. Им нужно ещё подробно описать, какие функции оно выполняет, с какой целью употребляется и существует. В своём исследовании в 1992 году В.К. Харченко выделил целых 15 (!) функций метафоры. Основными же, как говорит курс средней школы, являются текстообразующая, жанрообразующая и стилеобразующая функции.

Метафора "Золотые руки"Метафора «Золотые руки»

Иными словами, с помощью метафор можно придать тексту окраску, присущую какому-то отдельному жанру, стилю. Что касается текстообразующей функции, то существует мнение, согласно которому именно метафоры создают подтекст (содержательно-подтекстовую информацию) любого произведения.

Метафора "Серебряные волосы"Метафора «Серебряные волосы»

В разных контекстах метафоры могут нести различные функции. Например, в поэтических текстах они чаще всего несут функцию эстетическую. Метафора должна украшать текст и создавать художественный образ. В научных текстах метафоры могут иметь эвристическое (познавательное) значение. Это помогает описать, осмыслить новый объект исследования через знания об известных, уже описанных объектах.

Метафора "Осень жизни"Метафора «Осень жизни»

В последнее время в лингвистике выделяют также политическую метафору (некоторые исследователи выделяют эту функцию метафоры отдельно), которая призвана придать высказываниям двусмысленность, завуалировать острые и спорные моменты, «минимизируя отвественность говорящего за возможную буквальную интерпретацию его слов адресатом» (И.М. Кобозева, 2001). Появляется новая, манипулятивная функция метафоры. Так развивается язык и наука о нём.

Как создать метафору?

Чтобы создать метафорическое выражение, нужно найти у предметов точки сравнения или сопоставления. Вот так всё просто. Например, берём предмет «заря». С чем бы его сравнить? Заря алая, яркая, горит… Сравним-ка мы её с огнём! И получится то, что делали миллионы писателей до нас: «огонь зари», «горит восход», «пожар разгорался на востоке». Действительно, это намного интереснее, чем просто написать «всходило солнце».

Метафора «Горит восход»Метафора «Горит восход»

На самом деле, писатели и поэты тратят часы, чтобы найти удачную метафору: меткую, образную, цельную. Не случайно мы так восхищаемся работами классиков литературы. Например, возьмём известное стихотворение Фета:

Дул север. Плакала трава
И ветви о недавнем зное,
И роз, проснувшихся едва,
Сжималось сердце молодое.

Или другое — Лермонтова:

Она поет — и звуки тают,
Как поцелуи на устах,
Глядит — и небеса играют
В ее божественных глазах.

Как видно, в обоих четверостишиях не просто повествуется о каком-то явлении или человеке, а создаётся его объёмный, яркий образ, воплощающий мысль автора, передающий её красочно и художественно.

Метафора "Плакала трава"Метафора «Плакала трава»

Так вот для чего нужны метафоры — для создания образов! Метафорами мы не просто украшаем речь, а создаём картинку для слушателя или читателя. Представьте речь без метафор как карандашный набросок, а обогащённую выразительными средствами — как объёмное изображение, и вы поймёте смысл метафоры.

Какие бывают метафоры?

В современном языкознании различают два вида метафор: диафору и эпифору.

Диафора (резкая метафора) — это метафора, в которой объединяются очень контрастные понятия. В таких метафорах ясно заметна фигуральность, они являются более образными. Само слово на древнегреческом обозначает «спор».

Метафора "Цветок Луны"Метафора «Цветок Луны»

Примеры диафоры: “цветок луны”, “медоточивые уста”, “лить бальзам на душу”. Видно, что понятия для сравнения взяты из разных сфер, поэтому такие высказывания нельзя воспринимать буквально, но в контексте произведения их смысл станет ясным, добавив тексту выразительности и красоты.

Эпифора (стёртая метафора) — это привычное выражение, часто клишированное, которое мы уже не всегда воспринимаем как метафорическое. Например: “лес рук”, “как по маслу”, “прирасти к месту”.

Метафора "Лес рук"Метафора «Лес рук»

К эпифоре близка метафора-формула — ещё более стереотипная конструкция, которую уже вряд ли возможно сделать нефигуральной. Примеры: “ручка двери”, “носок ботинка”, “еловая лапа”. Метафоры также различаются по составу на развёрнутые и простые:

Простые метафоры состоят из одного слова, использованного в переносном значении, или фразеологизма: “сводить концы с концами”, “твои глаза — океан”.

Метафора "Твои глаза — океан"Метафора «Твои глаза — океан»

Развёрнутые метафоры — это целые фразы или даже абзацы, в которых одна метафора влечёт за собой целую цепочку других, связанных друг с другом по смыслу. Эти примеры можно найти в любом произведении классиков. Например, всем известные с детства строчки стихотворения: «Отговорила роща золотая берёзовым, весёлым языком…»

Другие тропы, которые относятся к метафорическим

К метафорическим относят тропы, в которых используется перенос смысла с одного слова на другое.

Гипербола (преувеличение): “я в сотый раз повторяю”, “миллионы человек не могут ошибаться”. Это именно те случаи, когда для усиления послания мы прибегаем к намеренному преувеличению масштабов. Мы не считали, действительно ли что-то говорим в сотый или всего лишь в десятый раз, но использование большого числа делает наше послание как будто более веским.

Метафора "Этот дом похож на замок"Метафора «Этот дом похож на замок»

Простое сравнение: “этот дом похож на замок”. Мы видим перед собой просто дом, который просто похож на замок.

Олицетворение: “луна скромно сбежала за тучку”. Заведомо неодушевлённый предмет (луну) мы наделяем человеческими качествами (скромность) и приписываем человеческое поведение (сбежала). На этом приёме основано огромное количество детских сказок со всеми их Михаилами Иванычами, Лисичками-сестричками и Зайками-побегайками.

Метафора "Луна скромно сбежала за тучку"Метафора «Луна скромно сбежала за тучку»

Синекдоха: “вся маршрутка упала со смеху”. Этот приём сродни гиперболе. Он приписывает части свойства целого. Его любят авторы многочисленных сетевых историй — приведённый здесь пример, думаю, вы видели не раз. Так же синекдохой называют противоположный приём — перенос названия с частного на общее. Его часто можно узнать по использованию единственного числа вместо множественного, например, «советский солдат победоносно возвращается с войны» или «среднестатистический человек тратит 8 часов в день на сон». Этот приём любим журналистами и публицистами.

Метафора "Советский солдат победоносно возвращается с войны"Метафора «Советский солдат победоносно возвращается с войны»

Иногда к метафорическим тропам относят и аллегорию. Многие учёные не соглашаются с этим, относя её в отдельную категорию. Тем не менее, мы можем тут упомянуть о ней, потому что аллегория — это тоже представление одного понятия через другое. Но аллегория более всеобъемлюща, так например, на ней строится почти вся мифология. Аллегория — это представление понятия или идеи через определённый художественный образ. Все древние боги по сути — аллегории. Гром и молнии — это Перун, Зевс, Юпитер; война — Арес, любовь — Афродита, солнце — Ярило и так далее. Многие произведения являются аллегориями. Например, многие учёные верят, что Библия и Коран — это чистые аллегории, которые нельзя воспринимать буквально.

24smi.org

Словарь метафор русского языка

Составим неболь­шой сло­варь мета­фор, кото­рые проч­но вошли в нашу речь. Учтем, что мно­гие фра­зео­ло­гиз­мы явля­ют­ся мета­фо­ра­ми.

  • Ахиллесова пята
  • бегут (мчат­ся) обла­ка
  • без­дон­ное небо
  • без гро­ша в кар­мане
  • без­молв­ная ули­ца
  • блед­ное небо
  • бой­кий спор
  • борь­ба без пра­вил
  • брач­ные око­вы
  • бря­цать ору­жи­ем
  • буты­лоч­ные (изу­мруд­ные) гла­за
  • быть под каб­лу­ком
  • быть на высо­те
  • вверх тор­маш­ка­ми
  • вда­вать­ся в тон­ко­сти
  • в духе вре­ме­ни
  • ведет себя как хит­рый лис
  • вешать нос
  • визг пилы
  • вила­ми по воде писа­но
  • витать в обла­ках
  • взи­рать с высо­ты
  • взо­брать­ся в гору
  • вло­жить всю душу
  • вой вет­ра
  • воз­во­дить потём­кин­ские дерев­ни
  • вол­ки сыты и овцы целы
  • вол­чья хват­ка
  • ворон­ка раз­ры­ва
  • встав­лять пал­ки в коле­са
  • вти­рать очки
  • выдо­ить все день­ги
  • выдох­ший­ся чело­век
  • вызвать на «ковёр»
  • выплес­нуть мла­ден­ца вме­сте с водой
  • вытра­вить из созна­ния
  • гвоздь про­грам­мы
  • глаз-алмаз
  • глу­хая ночь
  • говор ручья
  • голов­ка сыра
  • гора вещей
  • гор­ба­тые кры­ши
  • горит лам­поч­ка
  • горя­чая любовь
  • гре­бень пти­цы
  • гри­бы лисич­ки
  • губа не дура
  • дели­кат­ный вопрос
  • дере­во сто­я­чее
  • деревья-карлики
  • дер­жать язык за зуба­ми
  • дождь бара­ба­нил
  • дождь про­шёл
  • дрем­лет доро­га
  • дуги бро­вей
  • душа ушла в пят­ки
  • ежо­вые рука­ви­цы
  • желез­ная воля
  • желез­ный харак­тер
  • желез­ное здо­ро­вье
  • желез­ные муску­лы
  • желез­ные нер­вы
  • жем­чу­жи­на поэ­зии
  • завыл ветер
  • зага­ды­вать впе­рёд
  • загнать себя в угол
  • заго­го­тал (заржал) от удо­воль­ствия
  • зай­ти в тупик
  • зало­жить фун­да­мент отно­ше­ний
  • запус­кать руку в кас­су
  • зарыть топор вой­ны
  • засу­чить рука­ва
  • зелё­ная моло­дежь
  • золо­тая голо­ва
  • золо­тая листва
  • золо­тая осень
  • золо­тое серд­це
  • золо­тые руки
  • золо­тые сло­ва
  • зуба­стый парень
  • изли­вать душу
  • калан­ча (о чрез­мер­но высо­ком чело­ве­ке)
  • камен­ное лицо
  • камен­ное серд­це
  • кипит жела­ние
  • кисель дорог
  • кис­лое выра­же­ние лица
  • кисея тума­на
  • ключ про­бле­мы
  • коль­цо кол­ба­сы
  • кон­цы с кон­ца­ми не схо­дят­ся
  • корал­ло­вые губы
  • корень сло­ва
  • кот напла­кал
  • крош­ка (о малень­ком ребён­ке)
  • кру­тая маши­на
  • кры­ло зда­ния
  • лас­ко­вые лучи
  • лбом сте­ну про­ши­бать
  • ледя­ное серд­це
  • ледя­ной взор
  • лен­та доро­ги
  • лес голо­сов
  • лес рук
  • лёд (бро­ня) рав­но­ду­шия
  • листья про­пи­та­лись солн­цем
  • луков­ки церк­вей
  • луч надеж­ды
  • любо­пыт­ный вопрос
  • маль­чик для битья
  • мач­ты сто­нут
  • медь волос
  • мно­го воды утек­ло
  • море голов
  • море про­блем
  • мрач­нее тучи
  • муд­рое реше­ние
  • най­ти общий язык
  • насту­пить на люби­мую мозоль
  • начать с чисто­го листа
  • небо на ладо­ни
  • невер­ный глаз
  • не зная бро­ду, совать­ся в воду
  • ни кап­ли талан­та
  • ни перед чем не оста­нав­ли­вать­ся
  • нож­ка сту­ла
  • нос кораб­ля
  • обла­ко ходя­чее
  • огонь губ
  • огнен­ный шар
  • ока­зать­ся при­жа­тым к стене
  • оста­вить мокрое место
  • отло­жить на чер­ный день
  • остав­лять заруб­ки на память
  • острое зре­ние
  • ост­рые ску­лы
  • открыть себе путь
  • отпла­тить той же моне­той
  • пау­ти­на лжи
  • пал­ка о двух кон­цах
  • песоч­ная руба­ха
  • пле­чи рыча­га
  • пога­сить ссо­ру
  • подош­ва горы
  • под­тя­нуть поту­же пояс
  • поезд пол­зет еле-еле
  • пой­ти как по мас­лу
  • пой­ти лег­ким путем
  • поли­лась мело­дия
  • попасть в пере­плёт
  • поста­вить шах и мат
  • поток (оке­ан) слёз
  • потуск­нев­ший взгляд
  • при­ло­жить руку
  • при­тор­мо­зить
  • про­бить сте­ну непо­ни­ма­ния
  • про­ва­лить­ся на месте от сты­да
  • пуза­тый чай­ник
  • пустая голо­ва
  • пустить кор­ни в горо­де
  • пше­нич­ные усы
  • пятое коле­со в теле­ге
  • рас­ку­рить труб­ку мира
  • рев водо­па­да
  • розо­вые меч­ты
  • рубить с пле­ча
  • рыль­це в пуш­ку
  • само­му в пет­лю лезть
  • с гла­зу на глаз
  • сесть в кало­шу
  • сире­не­вый туман
  • скри­пу­чий голос
  • слад­кие речи
  • слу­жеб­ная лест­ни­ца
  • соль раз­го­во­ра
  • солн­це сади­лось
  • ствол ору­дия
  • сте­на дождя
  • столк­нуть­ся с пре­гра­дой
  • счи­тать каж­дую копей­ку
  • тёп­лая встре­ча
  • туча кома­ров
  • туч­ка золо­тая
  • тяжё­лая артил­ле­рия
  • увяз­нуть в тря­сине лжи
  • уста­лые кап­ли пота
  • учить азы
  • факел зна­ний
  • хвост коме­ты
  • цвет обще­ства
  • цепи раб­ства
  • цепь озер
  • часы идут
  • человек-волк
  • чёр­ная зависть
  • чёр­ная изме­на
  • чёр­ные мыс­ли
  • чугун­ные ладо­ни
  • шепот лист­вы
  • широ­ко про­сти­рать руки
  • шоко­лад­ный загар
  • ядо­ви­тый чело­век
  • янтар­ный блеск

Словообразовательные метафоры

Белоручка, без­мозг­лый, бес­че­ло­веч­ный, бес­хре­бет­ный, бес­сер­деч­ный, быст­ро­теч­ный, бычить­ся, бук­валь­ный, взбе­ле­нить, взыг­рать, взгреть, вес­кий, воз­ро­дить­ся, вол­но­лом, гор­лан, глу­бо­ко­мыс­лие, дар­мо­ед, даль­но­вид­ный, двое­душ­ный, душе­грей­ка, жесто­ко­сер­дие, ежить­ся, захре­бет­ник, зме­и­стый, зме­е­вик, издер­жать, лег­ко­вес­ный, маль­чи­ше­ство, мая­чить, мин­даль­ни­чать, миро­ед, мед­но­ло­бый, моло­ко­сос, нахлеб­ник, небо­скреб, ново­ис­пе­чен­ный, обез­ду­шить, окры­сить­ся, охла­деть, пере­ше­ек, пред­вку­шать, при­зе­ми­стый, при­стру­нить, про­ны­ра, пыл­кий, сата­неть, скот­ство, серд­це­вед, серд­це­ед, слад­ко­глас­ный, сла­сто­лю­бие, услаж­дать, цепе­неть, цыга­нить, шко­лить, юлить.

В лек­си­ке рус­ско­го язы­ка осо­бое место зани­ма­ют автор­ские (инди­ви­ду­аль­ные) мета­фо­ры, кото­рые отли­ча­ют­ся яркой образ­но­стью, необыч­но­стью, а так­же еди­нич­но­стью сво­е­го упо­треб­ле­ния. Такие мета­фо­ры созда­ют­ся писа­те­лем в худо­же­ствен­ном про­из­ве­де­нии и не полу­ча­ют обще­язы­ко­во­го рас­про­стра­не­ния.

Приведем при­ме­ры автор­ских мета­фор из про­из­ве­де­ний худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры и поэ­зии.

Примеры метафор из художественной литературы

Допускаю так­же появ­ле­ние… бор­зо­пис­цев, кото­рые не могут дока­зать, где они вче­ра ноче­ва­ли, и у кото­рых нет дру­гих слов на язы­ке, кро­ме слов, не пом­ня­щих род­ства. (М.Е. Салтыков-Щедрин)
* * *

Волны несут­ся гре­мя и свер­кая. (Ф.И. Тютчев)
* * *

Умильная пре­лесть (Ф.И. Тютчев)
* * *

Замшевая поход­ка.  (В.В. Набоков)
* * *

Царапающий взгляд. (М. Горький)
* * *

Я хочу кин­жаль­ных слов. (К. Бальмонт)
* * *

Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоз­дей. (Н.С. Тихонов)
* * *

Пустых небес про­зрач­ное стек­ло. (A. Ахматова)
* * *

Молодость моя! Моя голуб­ка смуг­лая! (М. Цветаева)
* * *

Мама и уби­тый нем­ца­ми вечер. (В. Маяковский)
* * *

Немой покой. (И.А. Бунин)
* * *

Соловьи сло­во­сло­вьем гро­хо­чу­щим огла­ша­ют лес­ные пре­де­лы. (Б. Л. Пастернак)

Метафоры из русского фольклора

  • доб­рый моло­дец
  • гроз­ный царь
  • уда­лой боец
  • дума креп­кая
  • дума чер­ная
  • серд­це жар­кое
  • пле­чи бога­тыр­ские

Метафоры в произведениях С.А. Есенина

Кудрявый сумрак.
* * *

В саду горит костер ряби­ны крас­ной.
* * *

Березовым весе­лым язы­ком.
* * *

Руки милой — пара лебе­дей
В золо­то волос моих ныря­ют.
* * *

Ты — мое василь­ко­вое сло­во,
Я наве­ки люб­лю тебя.
Как живет теперь наша коро­ва,
Грусть соло­мен­ную тере­бя?
* * *

«Черемуха»

Черемуха души­стая
С вес­ною рас­цве­ла
И вет­ки золо­ти­стые,
Что куд­ри, зави­ла.
А рядом, у про­та­лин­ки,
В тра­ве, меж­ду кор­ней,
Бежит, стру­ит­ся малень­кий
Серебряный ручей.
* * *

Дымом поло­во­дье
Зализало ил.
Желтые пово­дья
Месяц уро­нил.
* * *

Туча кру­же­во в роще свя­за­ла,
Закурился паху­чий туман.
Еду гряз­ной доро­гой с вок­за­ла
Вдалеке от роди­мых полян.
* * *

Лес застыл без печа­ли и шума,
Виснет темь, как пла­ток, за сос­ной.
Сердце гло­жет пла­ку­чая дума…
Ой, не весел ты, край мой род­ной.
* * *

Полыхают зори, курят­ся тума­ны,
Над рез­ным окош­ком зана­вес баг­ря­ный.
* * *

Не боль­на мне ничья изме­на,
И не раду­ет лег­кость побед,
Тех волос золо­тое сено
Превращается в серый цвет.
* * *

Зеленая при­чес­ка,
Девическая грудь,
О тон­кая берез­ка,
Что загля­де­лась в пруд?
Что шеп­чет тебе ветер?
О чем зве­нит песок?
Иль хочешь в косы-ветви
Ты лун­ный гре­бе­шок?
И мне в ответ берез­ка:
«О любо­пыт­ный друг,
Сегодня ночью звезд­ной
Здесь сле­зы лил пас­тух.
Луна сте­ли­ла тени,
Сияли зеле­ня.
За голые коле­ни
Он обни­мал меня.
* * *

Младенцем завер­ну­ла
Заря луну в подол.
* * *

Сердце гло­жет пла­ку­чая дума…
* * *

Прячет месяц за ови­на­ми
Желтый лик от солн­ца яро­го.
Высоко над луго­ви­на­ми
По восто­ку пышет заре­во.
Пеной рос заря тума­нит­ся,
Словно глубь очей неве­сти­ных.
Прибрела вес­на, как стран­ни­ца,
С посош­ком в лап­тях бере­стя­ных.
На берез­ки в роще тене­вой
Серьги звон­кие пове­си­ла
И с рас­све­том в сад сире­не­вый
Мотыльком порх­ну­ла весе­ло.
* * *

Прибрела вес­на, как стран­ни­ца,
С посош­ком в лап­тях бере­стя­ных.
На берез­ки в роще тене­вой
Серьги звон­кие пове­си­ла
И с рас­све­том в сад сире­не­вый
Мотыльком порх­ну­ла весе­ло.
* * *

Теперь бы брыз­нуть в небо
Вишневым соком стих
За отче­скую щед­рость
Наставников тво­их.
* * *

Метафоры в произведениях А.С. Пушкина

«К Чаадаеву»

Под гне­том вла­сти роко­вой
Нетерпеливою душой Отчизны внем­лем при­зы­ва­нье.

Пока сво­бо­дою горим,
Пока серд­ца для чести живы.
* * *

«Анчар»

Природа жаж­ду­щих сте­пей
Его в день гне­ва поро­ди­ла…
* * *

Сквозь вол­ни­стые тума­ны
Пробирается луна.
* * *

Утих и шум, и крик тор­го­вый;
Лишь толь­ко лает страж дво­ро­вый
Да цепью звон­кою гре­мит.
Она поет — и зву­ки тают,
Как поце­луи на устах,
Глядит — и небе­са игра­ют
В ее боже­ствен­ных гла­зах;
Дул север. Плакала тра­ва
И вет­ви о недав­нем зное,
И роз, проснув­ших­ся едва,
Сжималось серд­це моло­дое.
* * *

«Евгений Онегин»

У ночи мно­го звезд пре­лест­ных,
Красавиц мно­го на Москве.
Но ярче всех подруг небес­ных
Луна в воз­душ­ной сине­ве.

Метафоры в произведениях А.А. Фета

Какая холод­ная осень!
Надень свою шаль и капот;
Смотри: из-за дрем­лю­щих сосен
Как буд­то пожар вос­ста­ет.
Сияние север­ной ночи
Я пом­ню все­гда близ тебя,
И све­тят фос­фор­ные очи,
Да толь­ко не гре­ют меня.
* * *

На сто­ге сена ночью южной
Лицом ко твер­ди я лежал,
И хор све­тил, живой и друж­ный,
Кругом рас­ки­нув­шись, дро­жал.
***

Я ль нес­ся к без­дне полу­ноч­ной,
Иль сон­мы звезд ко мне нес­лись?
Казалось, буд­то в дла­ни мощ­ной
Над этой без­дной я повис.
***

«На сто­ге сена ночью южной»

И с зами­ра­ньем и смя­те­ньем
Я взо­ром мерил глу­би­ну,
В кото­рой с каж­дым я мгно­ве­ньем
Все невоз­врат­нее тону.

Метафоры в произведениях А.А. Блока

«Снежное вино»

И вновь, сверк­нув из чаши вин­ной,
Ты посе­ли­ла в серд­це страх
Своей улыб­кою невин­ной
В тяже­лоз­мей­ных воло­сах.
Я опро­ки­нут в тем­ных стру­ях
И вновь вды­хаю, не любя,
Забытый сон о поце­лу­ях,
О снеж­ных вюгах вкруг тебя.
И ты сме­ешь­ся див­ным сме­хом,
Змеишься в чаше золо­той,
И над тво­им собо­льим мехом
Гуляет ветер голу­бой.
И как, гля­дясь в живые струи,
Не уви­дать себя в вен­це?
Твои не вспом­нить поце­луи
На запро­ки­ну­том лице?
***

В лег­ком серд­це — страсть и бес­печ­ность,
Словно с моря мне подан знак.
Над без­дон­ным про­ва­лом в веч­ность,
Задыхаясь летит рысак.
***

И очи синие, без­дон­ные
Цветут на даль­нем бере­гу.
***

Горек мне мед тво­их слов.
***

Змеиные куд­ри.
***

Гадать по кар­там ночи.
***

Вопли скри­пок.

russkiiyazyk.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о